Вахта памяти

 

Много лет общественно-патриотический клуб “Форпост” собирает 22 июня людей разных поколений у Вечного огня на “Вахту памяти”. В рамках мероприятия организация проводит встречи с ветеранами и вечера, на которых говорят о подвигах фронтовиков. Руководитель движения Юрий Березкин рассказал о том, какой была “Вахта памяти” и какой стала, а также об акции “Поверка павших”, которая прошла в Хамовниках 20 и 21 июня 2019 года при поддержке Совета депутатов.

— Как появилась акция “Вахта памяти”?

— Самое важное для нашей команды направление – гражданско-патриотическое. 43 года назад, в 1976 году мы вышли в 4 часа утра 22 июня к Вечному огню у кремлевской стены. Мы были первыми, кто провел эту акцию в России.

В нашем первом отряде были дети. Наш социально-педагогический клуб и сейчас занимается воспитанием подрастающего поколения. Именно поэтому каждое наше мероприятие должно быть запоминающимся, ярким, доходчивым. Те, кто в юном возрасте приходят к Вечному огню рано утром, когда только появляются первые лучи солнца, на всю жизнь запоминают это событие.

— Что изменилось за эти годы?

— Сейчас все поменялось. Мероприятие сделали массовым, на место памяти приходят тысячи людей. Оно организовывается властями, а мы потеряли все влияние, которое было у нас в начале.

— А как именно вы проводили мероприятие “Вахта памяти”?

— Вначале мы сделали вечер “У фронтовой коптилки”, когда каждый вспоминал о своих родственниках, прошедших через войну. Мы ели фронтовую кашу, пели песни. Нас было 35 человек. Каждый спрашивал у своих близких про родственников, воевавших на полях сражений Великой Отечественной войны.

Сначала мы собирались каждую юбилейную дату. Потом начали проводить “Вахту” каждый год. Про нас сделали передачу на радио, потом на телевидении. Когда про наше мероприятие написали в прессе, нам предложили сделать что-то похожее на городском уровне. Потом подобные “Форпосту” патриотические клубы начали организовывать свои “Вахты”, мы сходились все вместе и шли в одной колонне. Набиралось порядка 1500 человек.

— Вы проводили какие-то акции?

— Однажды к Вечному огню мы решили идти с факелами. Но когда мы проводили свои первые акции, факелы в магазине не продавались. Тогда мы придумали самодельные факелы - прибивали палку к консервной банкам, внутрь клали ветошь, заливали солярку и поджигали. Часто мы устраивали шествия с факелами в сквере Девичьего поля. Потом запретили разжигать огонь в городе на открытых пространствах, и мы перестал проводить акцию.

— К вам приходили в клуб ветераны? Знаменитые участники Войны?

— Ребятам очень запоминались встречи и беседы с ветеранами. К нам приезжала Ольга Васильевна Лепешинская, знаменитая балерина, любимица Сталина. Муж у нее был маршал начальник Генерального штаба Антонов. Она к нам приехала на иномарке, которую ей подарила королева Англии. Лепешинская провела с нами целый день. Приезжала к нам и дочь Жукова. Она была очень похожа на отца. Говорила пламенно. Часто выступала с патриотическими речами. Но никогда не рассказывала про отца.

— Сейчас мероприятие стало более официозным?

— Акция постепенно обезличилась. Наша акция ушла на административный уровень. Все решают и организовывают чиновники.

Людей созывают на мероприятия, мы приходим по разнарядке, по спискам.

— Почему вам это не нравится?

— Я считаю, что начало войны - это то событие, когда надо молчать и вспоминать. Начало войны – это гибель людей, которые к ней не были готовы. Нужно вспоминать и говорить по-тихому. Неуместны в этот день концерты и митинги.

— Как проходила “Поверка павших” в этом году?

— 20 и 21 июня июня мы провели “Поверку павших”, состоящую из двух частей. Первая часть была посвящена местам района Хамовники, где установлены памятные знаки, обелиски, связанные с Великой Отечественной войной. Их в районе Хамовники около 60. Сейчас мы хотим восстановить в памяти людей эти памятники.

Ведь вне юбилейных дат на памятники никто не обращает внимания. Многие памятники разрушаются, некоторые надо восстанавливать. И мы решили, что у каждого памятника и братской могилы должен появиться общественный хранитель. Школа, например, может взять шефство.

— Доски можно отреставрировать?

— Часть досок, которые сильно повреждены, нельзя реставрировать, потому что они находятся под защитой. Даже если их попытаешься почистить, то попадешь под уголовную ответственность. Есть ржавая вывеска на улице Ефремова, которую нельзя чистить или обновлять, потому что она находится в ведении ведомства по охране памятников. Вот такой нюанс.

— Что вы тогда будете делать с памятниками?

— Мы будем фотографировать памятники и другие артефакты Войны, делать к ним описания и помещать собранную информацию на интерактивной карте сайта “Хранители памяти”. Таким образом человек сможет узнать о подвиге солдата или офицера. Карту поместим и на “Яндексе”. Под каждым памятником сделаем QR-код.

Во второй же части “Поверки памяти” 21-го июня мы раздали около школы № 35, где собрались ветераны и представители общественности, специальные конверты — “треугольники памяти”. В них каждый мог записать имя и фамилию своего родственника, участвовавшего в войне. Потом все имена, которые нам предоставили, мы впишем в интерактивную карту памяти.

— Где вы находите информацию об участниках войны?

— Информацию об участниках войны мы находим в архивах. Некоторые памятники, правда, утрачиваются. Например на заводах, которые снесли. Мы писали потом о случившемся, описывали ситуацию, но потерянный памятник в базу данных не заносили.

Главное, что мы хотели, — это придать мероприятию человеческий облик. Чтобы были конкретные имена и образы. Мы пустили волну, и люди начали рассказывать про родственников, прошедших войну.

 

 

Автор - Евгения Ручкина.

 

Рейтинг@Mail.ru